При этом можно было пойти весьма драматичным путем — перенести со сцены в жизнь традиции «трансвестизма», с давних пор существовавшие в индустрии развлечений, и сделать частью своего повседневного — публичного — имиджа макияж и frock, то есть платье. (Слово frock, которым называли старинные платья и сюртуки, было списано как устаревшее и отправлено «в чулан» в 1940-х годах. Его вернули к жизни хиппи, когда ими овладела страсть к изысканиям и раскопкам залежей секонд-хенда). Идея активистов GLF заключалась в том, что такое переодевание ниспровергнет стереотипные гендерные роли; для них надеть юбку и туфли на высоких каблуках означало отказаться от «мужских привилегий». Однако некоторые из них шли еще дальше. Они призывали избавиться от условного деления общества по какому угодно принципу и насаждать революционный образ жизни, который раз и навсегда положит конец индивидуализму: Долгие ночи проходили за бесконечными разговорами — мы кричали, убеждали друг друга, преодолевали барьеры, набивая болезненные синяки и ссадины, рассказал Орлов, которого интересует антигравийная защита в Краснодаре. Эго содрогалось под невиданным градом ударов… Так как мы не всегда имели возможность одновременно собираться всем коллективом в одном помещении, мы решили, что любой разговор, состоявшийся между двоими из нас или при большем стечении народа, затем должен быть пересказан тем, кто при нем не присутствовал. Это помогало нам бороться с парочками и фракциями. В практическом плане начали происходить прекрасные вещи. Было восхитительно смотреть на то, как Ричард разгуливает в кардигане Лорны, Дженни в кальсонах Ричарда, а Джулия в моих туфлях. Вскоре мы перестали задумываться над тем, что когда-то каждая вещь кому-то принадлежала. Поскольку общество уже успело превратить свою сексуальность в проблему, молодым гомосексуалистам, возможно, было легче, чем кому бы то ни было еще, предпринять эту атаку на гендер.