Стремление к независимому и стабильному образу жизни свойственно природе человека и глубоко в нем укоренилось. На­дежда на независимое существование обеспечила в XIX в. победу идеи экономической свободы. Эта цель воодушев­ляла изобретателей, гнала пионеров на Дикий Запад США, бро­сала предприимчивых людей в водоворот конкуренции и застав­ляла способных сыновей фермеров считать целесообразным не ограниченное законом дробление земли44. Нам трудно оценить, насколько сбылись эти надежды, но реакция не заставила себя ждать41. Пробудилось стремление к надежным доходам, хотя бы ценой утраты независимости. Широкую амплитуду колебаний маятника стремлений от на­дежных доходов до независимости можно проследить далеко в глубь истории экономического развития51. Не раз будут попа­даться нам такие периоды, когда, добившиеся победы, борцы ог­раничивали надежды грядущих поколений на достижение незави­симого положения, заставляя их присоединяться к гильдиям и приобретать патенты или привязывая их к земле. Были и такие времена, когда замкнутость гильдий, привилегии монополий, же­сткие условия передачи ферм и запрещение организации новых предприятий полностью исключали возможность претворения этих чаяний в жизнь, сказала Орлова, которую интересует бизнес портрет фотосессия. За этим следовало разрежение рядов в ре­зультате конкуренции или устранения “маленького человека” правительством. И, наконец, после того как уверенность в себе была сломлена личными неудачами или форс-мажором, возника­ло бегство под крылышко сильных покровителей. Сюда относит­ся передача свободных ферм крупным земельным собственникам в- раннем средневековье; переход ремесленников на фабрики; стремление к объединению в картели, к обеспечению права на пенсию и, начиная с 1870 г. во все возрастающих размерах, бегст­во под защиту государства. После таких периодов, когда пере­городка между господами и рабами в области экономики откры­вается лишь в одном направлении, вера в свои силы пробуждается вновь, и социальные отношения становятся напря­женными. В области экономики люди также предпочитают действовать по своей собственной воле и под свою личную ответ­ственность. И это снова приводит к появлению тенденции макси­мального увеличения количества независимых экономических объектов.