В итоге был достигнут парадоксальный результат: традиционный мусульманский покров преодолел дистанцию, отделявшую его от моды, и влился в ее систему. В 1970-е годы исламистское движение активно развивалось и в Египте, в первых его рядах вместе с радикалами были студенты и женщины. Правительство даже пыталось воспрепятствовать тому, чтобы женщины вновь надели на себя покров, но безуспешно. Молодым активисткам движения за обновление ислама пришлось самостоятельно обеспечить себя одеждой, соответствующей их религиозному духу, поскольку приобрести ее было невозможно. В комплект входили: свободная рубашка с длинными рукавами и подолом до лодыжек, однотонная, сдержанной расцветки, сшитая из плотной непрозрачной ткани… и головной убор, полностью скрывающий волосы, лоб и шею и ниспадающий на спину и грудь. Самыми распространенными цветами, которые использовали женщины в первое десятилетие существования движения, были бежевый, коричневый, темно-синий, темно-бордовый, белый и черный.Такую одежду носили повсеместно, занимаясь мирскими делами в публичном социальном пространстве, которое принимало не только ее гендерный статус, но и ее сексуальность. Таким образом, аскетичная манера одежды и строгое поведение не приводили к изоляции, одиночеству или сегрегации» (Guindi 1999:144). Для молодых образованных женщин в Сингапуре и Малайзии, где носят множество самых разных традиционных головных уборов, часто в сочетании с одеждой западного образца, например с джинсами, покров также имеет особое, радикальное значение (Stimpfl 2001). Иногда с ним связаны классовые коннотации: покров символизирует принадлежность к образованной зажиточной элите и личностные качества женщины — трудолюбие, профессиональные амбиции, а также соответствующие исламской этике скромность и целомудрие.