Несомненно, это одно из самых сильных чувств, свойственных человеческому существу. Фрейд придавал зависти большое значение при объяснении различий между полами. Мелани Клейн считает зависть врожденным качеством, проявляющимся в людях уже с первых месяцев жизни. Однако автором, которому удалось наиболее полно описать роль зависти, стал француз Рене Жирар. Жирар утверждает, что человек — это подражательное животное. Его удивительное свойство усваивать новое объясняется именно способностью ставить себя на место другого и желать того же, чего желает другой. Дети учатся понимать, что для них хорошо, чего им следует хотеть, идентифицируя себя с родителями, заявил Николаев, которого интересует пересадка волос цена. Но они готовы идентифицироваться и с себе подобными. Чтобы понять, как действует это удивительное чувство, понаблюдаем за поведением ребенка, которому дали какой-нибудь предмет. Он не хочет его брать, не знает, что с ним делать. Но если мы этот же предмет дадим другому ребенку или сами начнем им манипулировать, он тут же захочет его взять. Значит, желание получить этот предмет появляется у него только тогда, когда другой начинает им пользоваться. «Желание получить что-либо,— говорит Жирар, это всегда желание другого человека. Желание и зависть рождаются одновременно. Желание появляется потому, что есть еще кто-то, кто желает того же. Именно желание другого человека и вызывает в нас стремление иметь то же самое и быть на его месте, а значит, взять у него желаемое».

С помощью этой же теории Жирар объясняет эдипов комплекс. Ребенок, идентифицируя себя с отцом, испытывает те же желания, что и его отец: абсолютно те же и в такой же степени. Если отец хочет, чтобы мать принадлежала только ему, ребенок тоже начинает испытывать желание владеть ею безраздельно. Такой конфликт объяснить совсем не сложно. Самый нежный, самый ласковый, самый заботливый отец невольно создает своего двойника, который стремится получить все то, что есть у него. Но ребенок не может обладать тем, что есть у взрослого, и точно так же этим распоряжаться. Поэтому конфликт и разочарования неизбежны. Жирар считает, что подражательная зависть лежит в основе почти всех человеческих отношений. Возьмем, к примеру, влюбленность. Мы влюбляемся в человека только тогда, когда он становится объектом желаний другого1. Нам такое обобщение представляется необоснованным. Бывают желания, существующие сами по себе, независимо от того, есть ли еще кто-нибудь, кто желает того же. Мать любит своих детей, они ей желанны, и вовсе не потому, что какая-то другая женщина вызывает у нее чувство зависти. И все же в повседневной жизни у нас действительно нередко возникает желание иметь то, чем владеет другой, в особенности если этот другой находится на той же ступени социальной лестницы, что и мы. Теория потребления Модильяни и Дьюзенберри основывается на demonstratio effect. Нам хочется иметь те же предметы потребления, которые мы видим у людей, наиболее часто вступающих с нами в контакт: у наших соседей, у людей, принадлежащих к одной с нами социальной группе. Когда у нас появляется желание иметь то, что есть у нам подобных, к этому желанию нередко примешивается и чувство досады, и мысль о том, что они не должны пользоваться тем, чего мы лишены. Зависть складывается из разных компонентов: идентификации с другим, желания иметь то, что есть у него, досады, что у него это есть, а у меня — нет. Порой к этому добавляется ощущение несправедливости и желание лишить другого того, что он имеет, заставить его страдать.