Иногда «выходящая за рамки» манера одеваться, неоднозначная уже по своей природе, может выражать всего лишь… некую двойственность. На первый взгляд, андрогинность некоторых рок-звезд, например таких, как Дэвид Боуи, шокирует. Определенно, дерзость шагнула за пределы старых границ, когда мужчина впервые примерил на себя макияж, а женщина обрила голову. Не берусь утверждать, что это наверняка так, но подобный стиль может оказаться не просто новой формой дендизма, но чем-то большим. В дендизме заключен не только бунтарский дух; находясь в обществе, денди всем своим видом показывает, что он «другой» и потому свободен от условностей и мнений, господствующих в этом обществе. Дендизм американских гетто 1950-х годов, значительно повлиявший на зародившиеся в то время музыкальные направления, ставил ощущение собственной элитарности превыше отождествления себя с той или иной группировкой: Хипстер был типичным денди из низов, одетый как сутенер, стремившийся поразить своим холодным, заумным тоном — который должен был выделять его из огромной импульсивной толпы, что окружала его в гетто, — и всей душой тянувшийся ко всему, что есть в жизни прекрасного» (Goldman 1974). Более того, скрытность — это верная спутница дендизма, а скромность — сестра андрогинности. Им совершенно чужда открытая аффилиация. Примечательно, что ни один артист из тех, кого можно назвать андрогинной звездой начала 1980-х, не «позиционировал» себя как гея. Они изо всех сил старались быть убедительными, намекали на бисексуальность, загадочно изрекали, что «любовь имеет много обличий». Во время грандиозной рекламной кампании, развернувшейся в конце 1983 года, Бой Джордж, бывший тогда солистом группы Culture Club, постарался свести на нет любые попытки заподозрить его в гомосексуальных наклонностях или в том, что он «живет как гей» (в чисто социальном плане). Он признал, что в прошлом иногда спал с мужчинами, но теперь: «Я лучше выпью чашку чая» (журнал Woman, 8 октября 1983 года).