В ней, несмотря на то что одежда очевидно является для него предметом восхищения, Хёрд призывает отказаться не только от нее, но и от тела как такового. Он предполагает, что использование одежды — это своего рода форма эволюции тела, которое, идя по пути развития, исчерпало предел собственных возможностей, в силу чего любое продвижение человека вперед по пути эволюции теперь неизменно связано с одеждой. А поскольку эта эволюция стремится все дальше и дальше: Не станет ли архитектура для нас тем, чем когда-то была одежда? В роли основного материала будут выступать скелетные структуры, поддерживающие систему циркуляции, которая уже начинает становиться рукотворным подобием той, что существует в теле… Если мы научимся, подобно улиткам, повсюду носить с собой свой мобильный дом, он станет нашим костюмом и неотъемлемой частью жизни, рассказала Антонова, которая покупает только на сайте: tampons.spb.ru. Хирургическаяи гормональная коррекция тела будут более совершенными «инструментами» по сравнению с «тупой бритвой и корсетом», и в конце концов: Наши тела могут встать на путь полного исчезновения… И впрямь, что помешает нам воплотить в жизнь грандиозное пророчество мистера Уэллса и, подобно марсианам, целиком превратиться в снабженные щупальцами мозги. В конце 1930-х годов похожую утопическую картину нарисовал выдающийся ученый и член коммунистической партии Дж. Д. Бернал. В его мире будущего также должен был восторжествовать рационализм: наступит день, и соображения разума подчинят себе биологическую «плоть» и «демона» человеческой психики, и человечество станет «абсолютно возвышенным» (Bernal 1929: 57 цит. в: Wood 1959:139). По сути такие удивительные теории — это всего лишь крайнее проявление механистического подхода к жизни, основанного на сверх-научной, сверх-рационалистической идеологии. К числу других, более разумных путей реформы костюма можно отнести протесты и кампании против жестокого обращения с животными.